+menu -


Спонсор статьи:

Характер и качества Брюса Ли

Друзья, что мы знаем про характер и качества Брюса Ли? И что может быть лучшей иллюстрацией проявления характера, как не поведение и поступки человека?  Давайте вместе перенесемся в 60-е годы XX века и познакомимся получше с проявлениями характера Брюса Ли.

В 1967 году Брюс Ли открыл свою 3-ю школу. Располагалась она в Лос-Анджелесе. Здание школы было без вывесок, в прочем точно так же, как и у других его школ в Сиэтле и Окленде. Для того, чтобы избегать любопытных взглядов со стороны были закрашены стекла. Дэн Иносанто стал ассистентом Брюса Ли. В школу допускались ученики, которые могли проявить и доказать свой талант. А если Брюс видел, что у нового ученика присутствуют должные навыки или он быстро ориентируется и осваивает то, что ему преподавали, то Брюс был готов учить его бесплатно.

Джери Потит, один из первых Лос-Анджелесских учеников. Воспоминания Джери Потита дают возможность лучше узнать то время и Брюса Ли: «У меня не было лишних денег, и я не мог платить за тренировки. Брюс прислал мне письмо: «Приходи к нам, забудь пока об оплате. Заплатишь, когда сможешь. Ты искренен, а это главное!». Брюс убеждал своих своих учеников заниматься в обычной одежде. Ведь именно так они скорее всего будут одеты в то время, когда на них могут напасть на улице.

При этом, хотя Брюс и был сторонником свободной и дружеской обстановки, он умел быть и строгим, если это было необходимо. Как-то раз Брюс обратился к своим ученикам со следующими словами: «Я знаю, что за пределами школы мы с вами друзья и я для вас «Брюс». Однако, здесь называйте меня «сифу». Дисциплина должна быть и при неформальных отношениях. Если такая школа находилась бы в Китае, то многие ученики недосчитались бы передних зубов».

При изучении классических боевых искусств от ученика требуется не только развитие силы, но и его искренность, терпение, которые проверяются тем как долго он сможет простоять в широкой стойке, называемой «поза всадника» (прим. киба-дачи, мабу). Однако, Брюсу такая практика казалась оторванной от реальности и он считал ее такой же бессмысленной, как и «обучению плаванию на суше». При этом, на протяжении первых месяцев, ученики все же проходили некий испытательный срок. Занятия физической подготовкой были достаточно изнуряющими и проводились систематически, но не все могли выдержать их.

Дэн Ли, один из учеников Брюса Ли так вспоминал то время: «Частью высоких стандартов, которых придерживался Брюс были индивидуальные занятия по программе физической подготовки. Брюс смотрел на тебя и оценивал, над чем тебе следует поработать и чему уделить внимание в первую очередь. Он знал свое и дело и очень тяжело работал сам. Это был один из самых уважаемых мною людей. Брюс был прямолинеен, очень целеустремлен, но, в первую очередь – честен».

«Однако у Брюса был один недостаток, — прибавляет Дэн Иносанто, — это его характер. Брюс объяснял свою вспыльчивость тем, что вынужден спешить в обучении людей для того, чтобы получить необходимый результат».

У Брюса  не было возможности тратить столько времени на закладку той базы, которую он в свое время получил в Гонконге. Он просто не мог обучать людей только упражнениям вроде «липких рук», чтобы те развивали необходимое внимание и чувствительность. С того момента, как ученик только появлялся в двери школы, Брюс Ли начинал работать с ним на высшем уровне. И если у ученика отсутствовала необходимая подготовка, то ему приходилось весьма нелегко.

В то же время Брюс Ли умел проявить и сострадательность. «Мы с Брюсом были в спортивном магазине, — вспоминает Дэн Иносанто, и на прилавке я увидел необходимый мне набор гантелей. Я стал рыться в карманах, проверяя наличие денег, но оказалось, что у меня с собой только 20 долларов». Брюс сказал, что раз уж он пришел сюда, то, наверное, возьмет набор гантелей для Брэндона. Я подумал, что Брюс немного торопится, ведь Брэндон еще слишком мал для того, чтобы тренироваться с гантелями». Но позже, когда мы зашли ко мне, Брюс сказал: «Я купил этот набор гантелей для тебя. Так что можешь начинать тренироваться с ними. Я чуть не заплакал от его щедрости».