+menu -


Спонсор статьи:

Жизнь Брюса Ли

Жизнь Брюса ЛиВ декабре 1972 года слава Брюса Ли наконец-то достигла Голливуда. Руководство киностудии «Уорнер Бразерс» спохватилось и запустило в производство фильм «Выход дракона». Брюса Ли соблазнили высоким гонораром, обещанием пригласить на съемки группу блистательных спортсменов. Все боевые сцены в фильме ставил сам Ли.
Актерский состав и в самом деле был выдающимся. Партнером Ли и исполнителем второй главной роли был Джон Сэксон, известный в Голливуде исполнитель роли бойцов. Приглашения получили Джим Келли, чемпион мира по карате 1971 года, Боб Уолл, чемпион США по карате 1970 года, Питер Арчер, чемпион Национальной федерации карате, Боло Янг-Цзе, чемпион Юго-Восточной Азии по кунг-фу стиля Шотокан, Анджела Маойинь, известная женщина — мастер по карате. Кроме них, в фильме снималась и актриса, не имевшая отношения к спорту: Анна Капри.

Столь звездный состав, серьезный бюджет и профессиональная режиссура — фильм поставил Роберт Клауз — сделали свое дело. Съемки фильма привлекли всеобщее внимание. А выхода картины в прокат ждали с нетерпением в самых разных странах.

Сюжет картины опять не блистал драматургическими находками. Герой Ли проник на остров контрабандистов. Главарь по имени Хан, открывший на острове школу боевых искусств, устраивает жестокий турнир, участие в котором принимает и Брюс (его герой, разумеется). Ценность этого фильма — в самих схватках мастеров в области самых различных направлений восточных единоборств.

Та трагедия, что случилась с Брюсом Ли, его внезапная смерть, вызвала множество слухов и кривотолков. Кое-кто усматривал в его гибели наказание за пренебрежение к вещам, которые китайцы считают незыблемыми. Например, упоминание в названии последнего фильма Ли слова «смерть».

Любопытно, что Брюса предупреждали о том, что это слово принесет ему несчастье. Речь не о каком-то ясновидящем или экстрасенсе, а об обычных людях, окружавших Ли. Родившийся в религиозной семье, все члены которой, за исключением отца (Ли Хон Чуен был буддистом), исповедовали католицизм, незадолго до женитьбы Брюс порвал все связи с религией. Углубившись в изучение традиционной китайской философии и конфуцианства, Ли пришел к выводу, что христианство чуждо китайцам. Более того, он не признавал ни одной из существующих религий, говоря о том, что древние предки современных китайцев исповедовали свою веру, которая до наших дней не дошла. И был убежден, что религия не столько объединяет, сколько разъединяет людей, разводит их по разные стороны «баррикад».

Прав он был или нет, но это убеждения Брюса Ли, которые следует уважать (как он уважал религиозные чувства других людей, не вступая в дискуссии и никого не пытаясь переубедить). Но вместе с религиозными чувствами Ли отрицал и суеверия. Он не верил в то, что число 4 приносит несчастья (на Востоке это аналог нашего числа 13). В том числе не верил и в фатальность произнесения вслух слова «смерть».